Том 1 ⋆ Страница 12 из 18 ⋆ Книги Владимира Ю. Василенко

Том 1

***

Стихотворенье. Это же несходство

между приливами любви или сиротства

и их свидетельством, оставленным рукою, –

что между музыкой и нотною строкою.

Жизнь – форма записи. Попытка исполненья

звучащего в уме произведенья –

нелепица, медвежья услуга

для абсолютных – времени и слуха.

2016

***

Я думаю, она ушла

так незаметно, как уходят

изображенные тела

во тьму, стоящую напротив,

и вправду легче ветерка

по нарисованному полю,

на неземные полшажка

из рамы выступив, не более,

как будто кто-то указал,

задетый нашим с ней пейзажем,

на то, как пуст и темен зал,

на самом деле бывший нашим.

2016

***

Легче понимания строфа,

собственным отсутствием красива,

так же, как Венеция – не факт,

а интерпретация залива,

в идеальном смысле не вранье:

не слова становятся твоими,

а существование твое –

их неосязаемостью, ими…

Всё, по сути дела, – лишь вопрос

допущенья. Допускал ли Шуман,

проникая в область детских грез,

что и сам настолько же придуман?

2016

***

В раю пошел снег:

больше не было фальши,

запретного не было

больше «что дальше?»,

а было безчасье,

как будто пустыню

предельного счастья

на миг отпустило

и, яви клубок

размотав на ресницах,

во сне пошел Бог,

забывая, что снится.

2016

***

Тихо в воздухе сыром

звезды подмигнули –

это нами, как ведром,

время зачерпнули,

неподъемную на вид,

странную водицу:

как стояла – так стоит,

а в ведерке – длится:

можно вплыть в свои черты,

над ожившим бликом

с беспредельной высоты

наклонившись ликом.

2016

7

Это

Это как взлом посреди засыпания,

невыносимо, но не закричать:

словно из вас извлекают сознание,

не собираясь его возвращать.

Дело не в чьей-то заведомой выгоде,

дело не в том, как легко, просто так

вы понимаете, как будет выглядеть

бывшая вашей душой пустота –

главное: белыми нитками шитое,

связанное с догоревшим лучом,

это настолько само неожиданно,

словно вы здесь вообще ни при чем.

2017

***

Я как-то по-хорошему исчерпан.

Из моего сознанья извлечен

весь смысл его существованья, чем бы

на самом деле ни являлся он.

Так в пустоте оставленных покоев

во всех жилых подробностях слышна,

без объяснений, что она такое,

стоящая снаружи тишина.

Так истина в пустяшном разговоре

вскрывается за полной ерундой

и лодка посреди ночного моря

за мыслями становится звездой.

2017

Солярис

Вот это: чьи-то слова

и это чьи-то следы –

вот эта гибкость, трава

и эта прочность воды –

куда бы ты ни пропал,

в любом чистейшем нигде

стоит все та же тропа

того же смысла в воде,

и та же местность легка,

и подозренья верны,

что и душа, и река

равно гибки и прочны,

что и в реке, и в душе

одно и то же стекло,

поскольку с кем-то уже

все это произошло.

2017

***

Самое неведомое в ночи –

то, как наполняется тишина

голосом любви. Той, что не молчит.

Жизнь – трагедия, – говорит она.

Как ни обольщайся, что разрешил

притчу о зерне и цене конца,

что-то понимаешь лишь здесь, в тиши

просто обращенного к тебе лица.

Что в нем удивительнее всего, –

та, что не молчит, говорит, любя, –

что чем невозможнее без него –

тем уже возможнее без себя.

2017

***

Покачивались звезды

в чернильнице залива,

все выглядело просто

и непреодолимо.

Наверное, так надо:

весь мир – в одном овале,

за исключеньем взгляда,

которым рисовали,

и этого, кому-то

на глубине творенья

буквально на минуту

оставленного зренья.

2017

***

Неслучившееся с тобой

называемое судьбой

слишком видимо суждено,

если так сокровенно «но».

На ветвях при потоках вод

лист не вянет и зреет плод

в стороне от минут и лет,

о которых и речи нет.

Успевает – чья рука

на его же глазах – река;

ускользает в пустых словах

возметаемый ветром прах.

2017

***

Он там, от лодки в двух шагах,

на стороне волны и ветра,

и что-то большее, чем вера

в неосторожных берегах,

и что-то, легче всех идей,

вслед за идущего ногами

распространяется кругами

по ускользающей воде

затем, чтоб сами мы могли,

опомнившись в качнувшей яви,

как тверди под ногами – «аве»

сказать отсутствию земли.

2017

Дерево

Внезапно солнце оборвалось,

и вместо яркого огня,

то дерево, что в нем купалось,

вдруг посмотрело на меня.

Наверно, если б можно было

прервать молчания игру,

оно б уже заговорило

со мною, а не на ветру.

Дождавшись осторожно, чтобы

тот голос, что во мне звучал,

который не могли мы оба

на равных слышать, замолчал,

всё нас оставило. Узнавший

в его листве, в ее молве,

как воды в озере, стоявшей

в почти прозрачной голове,

не то чтобы черты живые,

а прямо на глазах язык

их проявляющий, впервые

я шел на голос, как на лик,

еще не веря, что мы сами –

не там, внутри, что все, что в нас, –

в пяти шагах стоит за нами,

как он за деревом сейчас –

в разрывах зелени скользящий

ее же образ неземной,

по воздуху переходящий

сюда – в такого же за мной.

2017

***

Приступ особого благоволения

звездной пустыни к подобью обители,

музыка сфер – это сомнение

автора в исполнителе.

Скатыванье фортепианного пения

в область чего-то уже беспредельного –

честно озвученное сомнение

клавиш – в произведении.

Чья она, между догадкою струнною

и совершённой подсказкой творящею,

эта дорожка, легче, чем лунная,

больше чем в настоящее?

2017

***

Я в трехмерной ткани узнаю,

словно на экране, жизнь мою,

прожитую кем-то до меня.

Этот кто-то только в кадре – я.

А на деле он, давным-давно

не снимаясь ни в каком кино,

просто иногда приходит в зал

чьими-то в свои взглянуть глаза.

Мне заемной оптики не жаль,

главное – чтоб он воображал,

видел этот зал внутри дождя,

из кинотеатра уходя.

2017

***

И души твоей, и тела

стоит в самом деле

то, что невозможно сделать

за одну неделю,

что сквозь оболочку света,

видимую всеми,

проступает, и на это

требуется время,

чтобы: щелкнул выключатель –

и в темнице дома

так же видно замечатель-

но и все знакомо.

2018

***

На еще не высохшем холсте

как бы к Флорентийской белизне

кистью приближенная постель

мне напоминает обо мне:

бело-голубая глубина –

ожидает простыни провал,

чтобы созерцатель полотна

наконец себя нарисовал,

обойдя по кругу мысль о том,

как в свою же руку вплыть рукой

и о том, как выпавшей потом

кистью не заляпать мастерской.

2018

8

***

Я иду в этот мир – в этот взгляд,

как цветущее дерево в сад,

как смоковница в каплях белил,

на которых закат не остыл,

и цветок – это только вперед

забежавший во времени плод,

на мгновенье оставивший взгляд

тот же двадцать столетий назад.

Образ мой, полный цвета и сил,

не засохшую ветвь воскресил,

а, под слоем живой красоты,

винно-ягодный вкус пустоты.

2018